«Лоцман – Крым» приказал всем другим лоцманам долго жить

logo-NOLO        Совместными усилиями заместитель Министра транспорта – руководитель Федерального агентства морского и речного транспорта Виктор Олерский и Федеральная антимонопольная служба уничтожили конкурента Росморпорта – Государственное унитарное предприятие Республики Крым «Лоцман-Крым». Усилиями мы называем не только многолетнюю не основанную на законе активность г-на Олерского, но и столь же длительное усиленное ничегонеделание Федеральной антимонопольной службы России.

«В окияне-море» пару-тройку раз уже сообщал о разных аспектах личной деятельности Виктора Олерского на ниве организации лоцманского дела в России (см. у нас, например, новости «Хит сезона 2016 года: театрально-транспортная комедия Олерского «Тамань» от 20.09.2016, «Восхождение Росморпорта: от акциденций и демпинга к чему-то, весьма напоминающему шантаж» от 18.08.2016, «Монополии бывают естественные и противоестественные» от 07.07.2016 и другие).

 

Сейчас в России действуют как государственные, так и негосударственные лоцманские организации. И те, и другие являются коммерческими. В большинстве портов услуги по проводке судов в порт и на выход из порта оказывает ФГУП «Росморпорт». Но, примерно, в десяти из них (в том числе, самых крупных) с Росморпортом конкурируют лоцманы частных организаций.

 

Судовладельцев конкурентная среда в портах абсолютно устраивает, поскольку оставляет за ними право выбора, а Виктора Олерского – нет. Он желает сделать лоцманское дело в России, исключительно, государственной функцией. Объясняет своё желание заботой о безопасности мореплавания.

 

Критики его объяснение не выдерживает никакой. Лоцманы Росморпорта и лоцманы негосударственных лоцманских организаций, примерно, одинаково квалифицированны. Статистика аварийности демонстрирует несколько лучшее состояние дел в негосударственных лоцманских организациях. Кроме того, «частники» выполняют, приблизительно, одинаковый с росморпортовцами объём лоцманских работ гораздо меньшей численностью.

 

Олерский на эту жизненную фактуру никакого внимания не обращает. Поэтому «В окияне-море» не очень доверяет его официально объявленной мотивировке насчёт безопасности мореплавания. Мы полагаем, что реальные побудительные мотивы Олерского носят коррупционный характер.

 

Такая наша уверенность вызвана ещё и тем, что для проведения в жизнь идеи огосударствить лоцманское дело Виктор Олерский не гнушается использовать запрещённые приёмы. Несколько лет, например, он пытался реализовать свои планы через принятие федерального закона.

 

К счастью, в конце концов, обе ветви власти – и законодательная, и исполнительная – разобрались с вопросом организации лоцманского дела в России. Все поняли, что огосударствление – личный «пунктик» Олерского. Последний по счёту антилоцманский законопроект Минтранса лежит в Правительстве уже года три. Его не рассматривают и, уж тем более, не планируют вносить в Госдуму.

 

После того, как Олерский понял, что государственная власть его «пунктику» потакать не намерена, началось самое интересное.

 

Государство – это Олерский?

 

Беседы не только с судовладельцами, но и с другими бизнесменами привели нас к пониманию, что все они под словом «государство» понимают одно и то же – коррумпированного чиновника, который использует государственный механизм в своих личных целях.

 

В принципе, это совпадает с определением Владимира Путина, который на ранних сроках своего президентства однажды публично заметил: некоторые чиновники воспринимают госслужбу как свой собственный бизнес. Только теперь это утверждение Президента, на наш взгляд, относится не к некоторым, а к очень многим чиновникам. Они даже перестали стесняться.

 

Вот, например, Виктор Олерский. Когда он понял, что законопроект против негосударственных лоцманов шансов превратиться в закон не имеет, то публично заявил, что использует свои собственные возможности, для ликвидации конкуренции в лоцманском деле в рамках действующего законодательства.

 

Вдумайтесь в это хвастовство, уважаемые читатели «В окияне-море». Потребителям – судовладельцам – ликвидация конкуренции в лоцманском деле не нужна. Государственной власти – парламенту и Правительству – тоже. Это нужно одному-единственному чиновнику – Виктору Олерскому.

 

Значит, на кого он работает – на государство?.. Нет. На общество?.. Тоже нет. На морскую отрасль?.. Ещё чего! Он работает на себя и соперничает с государством. Хотя Министерство транспорта – орган государственного управления, созданный на деньги налогоплательщиков и обязанный действовать в интересах государства.

 

И вы знаете, уважаемые читатели «В окияне-море», на сегодняшний день Олерский доказал: государство – это не лоцманы, не судовладельцы, не Парламент и не Правительство. И не Президент. Государство – это он, Олерский.

 

 

Прощай, «Лоцман – Крым»

 

Федеральное государственное унитарное предприятие «Росморпорт», оказывающее лоцманские услуги в большинстве морских портов Российской Федерации, – организация, дважды подчинённая Виктору Олерскому. Первый раз – как руководителю Росморречфлота. Второй – как заместителю Министра транспорта.

 

В конце декабря 2016 года генеральный директор Росморпорта Андрей Тарасенко издал два приказа. Согласно этим документам, к судам, работающим на морских линиях, применяются специальные понижающие коэффициенты к ставкам лоцманского сбора, установленным для ФГУП «Росморпорт» пунктами 8, 10, 11, 19, 28 и 51 приложения к приказу ФАС России от 06.06.2016г. № 711/16.

 

Для контейнеровозов, работающих на линиях, – в размере 15 процентов и для контейнеровозов с открытым верхом («Open top») – 25 процентов. Для судов, работающих на морской линии, дополнительно предоставляется ещё отсрочка платежей по портовым сборам до 10 банковских дней – тогда как остальные участники транспортного процесса таких льгот не имеют. А для некоторых, особых, – например, для Maersk – скидка до 40 процентов и отсрочка до 30 календарных дней!

 

Причём скидки и отсрочки предоставляются только по лоцманскому сбору и только в тех портах, где Росморпорт работает в условиях конкуренции с негосударственными лоцманами. Там, где Росморпорт оказывает лоцманские услуги монопольно, ставки лоцманского сбора не снижаются и отсрочка платежей не предоставляется. Таким образом, насколько мы понимаем, реализуется новая игра Олерского против негосударственных лоцманов. Олерский решил их разорить. Росморпортовские лоцманские службы Минтранс (читать надо: Олерский) заставляет работать с убытком.

 

Деньги, которые приносят лоцманские проводки судов по заниженным ставкам лоцманского портового сбора, не покрывают расходов Росморпорта на содержание лоцманских служб и собственно проводки. Но Олерского это не беспокоит. В нарушение действующего российского законодательства, Росморпорт занимается перекрёстным субсидированием. Ставки других портовых сборов – например, навигационного – наоборот, завышены.

 

Убытки от лоцманской деятельности, которые, таким образом, компенсирует Росморпорт, достаточно велики – около 500 миллионов в 2014 году и около 1 миллиарда рублей в 2015 году. Увеличение потерь за один год в два раза!

 

Конкуренты – негосударственные лоцманы – такой возможности, конечно, не имеют.

 

Пока ещё негосударственные лоцманские организации выдерживают демпингование росморпортовских лоцманских служб. Однако будущее, которое скоро их настигнет, уже хорошо видно – на примере Крыма.

 

В республике Крым действовало собственное государственное лоцманское предприятие. Государственное – но не росморпортовское. Оно называлось ГУП РК «Лоцман-Крым». Противник конкуренции – Виктор Олерский – велел Росморпорту создать ещё одну государственную лоцманскую службу в Крыму. Она сбросила ставки лоцманского сбора вниз так агрессивно, что «Лоцман-Крым» конкуренции не выдержал. По итогам 2016 года убытки от лоцманской деятельности этого государственного предприятия составили около 63 миллионов рублей.

 

В настоящее время правительство Республики Крым и Федеральное агентство морского и речного транспорта (то есть, Виктор Олерский) пришли к следующему совместному решению: ГУП РК «Лоцман-Крым» ликвидируется, а его сотрудники переходят на работу во ФГУП «Росморпорт». То же самое ждёт и негосударственные лоцманские организации по всей России. Олерский подгоняет время: лично звонит владельцам иностранных судоходных компаний и договаривается с ними о том, чтобы они заказывали лоцманов в Росморпорте, а не в негосударственных лоцманских организациях.

 

Кстати, в крымском подразделении Росморпорта убытки лоцманской службы больше, чем у ГУП РК «Лоцман-Крым»: около 70 миллионов рублей. Но служба не закрывается, нет, а, наоборот, принимает на работу погорельцев из «Лоцмана-Крыма», расширяется. Это очевидный признак недобросовестной конкуренции, видимый невооружённым глазом. Но Федеральная антимонопольная служба его почему-то не замечает.

 

Нам известно от источника в Минтрансе, что Виктор Олерский приезжал в ФАС, когда транспортную сферу курировал Анатолий Голомолзин. Пытался склонить Голомолзина занять позицию Минтранса по лоцманскому вопросу. Но взаимопонимания не нашёл.

 

Сейчас Голомолзина передвинули на топливо и прочее. С новым транспортным куратором у Олерского всё получилось, так, что ли?

 

Демпинг в законе

 

В каждом государстве с устоявшейся рыночной экономикой против демпингования как способа борьбы с конкурентами давно приняты эффективные законы, которые не зависят от коррумпированных чиновников.

 

У нас не так. В законах, регулирующих деятельность любой отрасли, существуют дыры, куда коррумпированные чиновники запускают свои липкие руки и поворачивают дышло закона туда, куда им надо. Конкретная дыра в антимонопольном законодательстве, которая позволила Виктору Олерскому уничтожить ГУП РК «Лоцман-Крым», это пункт 1 части 2 статьи 7 Федерального закона «О защите конкуренции»:

 

«Не признается монопольно низкой цена товара в случае, если:1) она установлена субъектом естественной монополии в пределах тарифа на такой товар, определённого в соответствии с законодательством Российской Федерации».

 

То есть, наше антимонопольное законодательство запрещает для субъектов естественной монополии только установление монопольно высокой цены. А монопольно низкую за таковую не признаёт.

 

За этой ошибкой стоит, в общем-то, здравый экономический смысл: кто же сможет работать себе в убыток? Поэтому такое нарушение закона, как перекрёстное субсидирование, которое практикует Росморпорт, и которое даёт ему возможность устанавливать, фактически, монопольно низкую цену на лоцманские услуги в морских портах и, таким образом, разорять конкурентов, российское антимонопольное законодательство, вообще, не отслеживает.

 

Насколько нам известно, Федеральная антимонопольная служба проинформирована о такой коллизии российского антимонопольного законодательства уже в течение нескольких лет. Но не принимает никаких мер для корректировки части 2 статьи 7 Федерального закона «О защите конкуренции».

 

Почему?.. ​

 

Владимир Именинников,

портовый город Москва.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить